Кит Лэнгфорд: «Россия — одно из лучших мест на земле»

Тимур Ганеев и Александр Невзгода,
iz.ru
| 21 августа 2018
Комментарии:
(
)

Легендарный снайпер Кит Лэнгфорд возвращается из чемпионата Китая и сезон-2018/19 проведет в греческом «Панатинаикосе». Российским болельщикам американец запомнился по выступлениям за «Химки» и УНИКС. Защитник помог подмосковному клубу выиграть Единую лигу ВТБ, прервав гегемонию ЦСКА, а в составе казанцев он стал лучшим бомбардиром Евролиги, второй раз в карьере получив престижную награду имени Альфонсо Форда.

В интервью «Известиям» Кит Лэнгфорд рассказал о мотивах своего перехода в греческий клуб, отметил, что Алексей Швед заслужил приз MVP Евролиги-2017/18, назвал самого недооцененного российского игрока, вспомнил вехи своей карьеры в HCАA и поделился мнением о переходе Леброна Джеймса в «Лейкерс».

— Новый сезон вы начнете в 35-летнем возрасте. Как оцените свое физическое состояние?

— Я чувствую себя великолепно. По ощущениям на 25–26 лет. Мое тело в прекрасной форме, я готов довольно легко выдерживать график клуба — участника Евролиги. К тому же у меня был довольно длинный отпуск после сезона в Китае, что позволило мне провести много времени со своими близкими. Поэтому я отправляюсь в Афины в замечательном расположении духа.

— Какие цели вы поставили перед собой в «Панатинаикосе»? На что может претендовать афинский клуб в этом сезоне?

— Почти вся моя карьера прошла в клубах Евролиги, но я пока не играл в «Финале четырех». В «Пао» у меня есть шанс исправить эту ситуацию. У нас подобралась очень сбалансированная команда, способная пробиться в решающую стадию турнира. А там уже если удача будет на нашей стороне, то и завоевать титул. Со своей стороны попытаюсь принести своему новому коллективу как можно больше пользы, набирать много очков и быть полезным на паркете вне зависимости от количества игрового времени.

— Уже успели обсудить свою роль с наставником «Панатинаикоса» Хавьером Паскуалем?

— Да, конечно. У нас был разговор на эту тему, и тренер знает, как использовать мои сильные качества. Могу сказать, что я очень рад поработать с ним. Хавьер — очень опытный и титулованный тренер, выигравший Евролигу и несколько титулов чемпионата Испании с «Барселоной». Думаю, что смогу научиться у него чему-то новому.

— Один из самых цепких российских защитников, а ныне помощник главного тренера сборной России Сергей Быков говорил нам, что вы самый сложный соперник при игре один на один. Как считаете, в чем ваше главное преимущество?

— Мне льстит, что это говорит такой мастер защиты, как Сергей. Он большой профессионал, и, пользуясь случаем, хочу передать ему большой привет. Что касается вашего вопроса, то кого-то отличает агрессивный дриблинг, кто-то всё время нацелен на контактную игру, обыгрыш соперника спиной к кольцу, у кого-то есть стабильный дальний бросок. У меня же получается совмещать все три этих навыка. Думаю, что во многом из-за этого мне удалось построить хорошую карьеру в Европе. Тут ценятся универсалы. При этом у меня есть и свои минусы, я неидеален. Например, игра в защите точно не мой конек.

— По своим характеристикам вы похожи на Алексея Шведа. Как вы думаете, заслужил ли он звание самого ценного игрока (MVP) Евролиги прошлого сезона?

— На все 100%. Его статистика великолепна. Он переписал множество рекордов турнира и был движущей силой «Химок». Поэтому Швед заслуживает MVP больше, чем кто-то другой. Одно дело, когда ты играешь в команде, которая каждый год участвует в «Финале четырех», и другое — когда ты выступаешь в клубе, от которого ничего не ожидают. А подмосковный клуб во многом за счет усилий одного игрока выходит в плей-офф и на равных борется в серии с ЦСКА. У меня была аналогичная ситуация в сезоне-2012/13. Я выступал за «Милан», и мы также сумели пробиться в плей-офф турнира — в топ-8 лучших команд Европы. Хотя в это никто не верил.

— Вы почти 15 лет играете в Евролиге. Что принципиально изменилось за это время в европейском баскетболе?

— Изменился менталитет команд, тренеров и игроков. Если в начале моего пути все команды Евролиги играли в примерно одинаковый, традиционный европейский баскетбол, то сейчас тренеры стали много экспериментировать: требовать от игроков действовать гораздо быстрее, выставлять маленькие пятерки или, наоборот, делать акцент на мощи своих игроков, как в прошедшем сезоне это делал Желько Обрадович в «Фенербахче». Поэтому клубы стали сильно отличаться друг от друга, у каждого появилась какая-то своя «фишка». Думаю, что это очень нравится зрителям, ведь посещаемость турнира заметно выросла.

— На протяжении трех лет вы выступали за УНИКС. Какие воспоминания остались у вас от этого этапа карьеры?

— Я с теплотой вспоминаю абсолютно всё, что связано с УНИКСом. Наш президент Евгений Богачев, его семья, все игроки, организация, прекрасный город. Свой первый год в Казани я провел не на самом высоком уровне, но вторым и третьим вполне могу гордиться. Думаю, что это был чуть ли не лучший этап в моей карьере. Я по-прежнему продолжаю следить за командой. Очень люблю Антона Понкрашова. Он один из моих лучших друзей. Слежу за Хоакимом Колом, с которым мы много общались.

Когда я выступал за УНИКС, я хотел, чтобы игроки прибавляли с каждой игрой, как можно быстрее восстанавливались. Пытался создать в клубе и раздевалке максимально комфортную и жизнерадостную атмосферу. Я делал всё для того, чтобы Казань была на первых ролях не только в России, но и в Европе. Не всё получилось, и наши пути разошлись. Но я желаю только удачи клубу и всей Казани.

— Вы помните российского форварда Вадима Панина, с которым вы играли не только в УНИКСе, но и «Химках»?

— Конечно, я хорошо его знаю, он стал моим первым другом из России. У нас сложились отличные отношения.

— В новом сезоне он будет выступать за «Зенит»…

— Это хороший ход для него и для «Зенита». Могу сказать, что Вадим —один из самых недооцененных игроков в истории российского баскетбола. Помню, когда мы играли в финале Единой лиги – 2015/16 с ЦСКА, он был одним из лучших на площадке. Невероятно играл в защите и нападении, успевал везде. И вообще, он такой человек, который умеет создавать хорошую атмосферу вокруг себя. Я очень сожалею, что в его карьере не попались тренеры, которые бы смогли полностью раскрыть его потенциал. Он бы мог быть одним из лидеров сборной.

— В «Химках» вы также встречались с Тимофеем Мозговым. Следите за его карьерой в NBA?

— Да, конечно. Он невероятно физически одаренный парень, очень подвижный, умеющий бросать и защищаться. Но NBA — это такая лига, где тренеры команд не всегда могут найти оптимальное место для того или иного баскетбола. Поэтому такой момент, как совместимость игрока и тренера, иногда даже более важен, чем твое умение и мастерство. Для меня удивительно, что тренеры клубов NBA, где играл Мозгов, не всегда могли найти ему правильное применение. Тем не менее я верю, что он классный игрок, который сможет дальше играть в лиге и прогрессировать.

— Кто из российских игроков кроме Алексея Шведа способен играть в NBA?

— Конечно, Сергей Карасев. Помню, когда я впервые его увидел. Тогда он еще играл за подмосковный «Триумф». Это был худой мальчишка со смешной стрижкой. Но уже тогда я был удивлен его талантом. Его броски левой рукой практически всегда попадали в кольцо. Поэтому я совсем не удивился, что он получил высокий номер на драфте и уехал в США. Я подниму обе руки вверх, если какой-то из клубов NBA решит вернуть его в лигу.

— Вы поиграли во многих странах Европы, многих лигах. Как бы оценили Единую лигу ВТБ?

— Я считаю, что это вторая по силе лига после чемпионата Испании. Мне кажется, что с каждым годом Единая лига активно развивается. Клубы вашего чемпионата на первых ролях во всех еврокубках.

— Чего не хватает Единой лиге, чтобы стать чемпионатом номер один в Европе?

— Ответ банальный. Вам нужна большая конкуренция. ЦСКА нужны реальные соперники. Бюджет московского клуба €50 млн, второго по силе клуба — «Химок» — в два раза меньше. О какой конкуренции может идти речь? В Испании же есть «Барселона», «Реал», «Баскония», «Гран-Канария», «Уникаха». У этих клубов примерно равные финансовые возможности, и они способны в каждом матче обыгрывать друг друга. 

— В целом у вас остались хорошие воспоминания о России?

— Скажу вам честно, я поиграл в Милане, Болонье, Тель-Авиве, Китае, но Казань и Москва занимают особое место в моем сердце. Все пять лет моей карьеры в России невозможно забыть. Это было идеальное время для меня как баскетболиста. Все организации, с которыми я сталкивался, помогали мне так, как только могли. Я не уверен, что еще буду играть в России, но уверен, что вернусь в вашу страну в качестве туриста. Мне плевать, что говорят и пишут о вашей стране СМИ. Я точно знаю, что Россия — одно из лучших мест на земле.

— Вы отыграли четыре года в НСАА за университет Канзаса. Какие глобальные изменения произошли с турниром за 15 лет?

— Ситуация для игроков значительно изменилась. Сейчас эпоха YouTube и Instagram, где можно изучать и видеть, как профессионалы выполняют свои лучшие движения. Раньше у нас такой возможности не было. Мы учились всему сами. За 5–6 лет в профи я научился делать те вещи, которые сейчас можно изучить за год-два. Скорость приобретения необходимых навыков значительно увеличилась.

— Ваши бывшие партнеры по университетской команде Ник Коллисон, Дрю Гуден, Кирк Хайнрик — известные в NBA люди. Поддерживаете ли связь с ними?

— Да, у нас есть групповой чат, где состоит много членов нашей команды. Там мы много шутим друг над другом, поздравляем с праздниками, болтаем на разные темы, поддерживаем друг друга, если кто-то попал в непростую ситуацию. Это круто, что мы остались на связи. Я провел отличные годы в университете и приобрел там настоящих друзей. Можно сказать, что нашел там вторую семью. И я говорю не только про игроков, но и тренерский штаб, который очень много сделал для нас в свое время. Они были нам как родители.

— Вы проиграли финал НСАА 2003 года университету Сиракьюз во главе с Кармело Энтони. Насколько тяжелым было то поражение для вас и вашей команды?

— Я прекрасно помню тот «Финал четырех». В полуфинале мы выбили из борьбы очень сильный университет Маркетт во главе с Дуэйном Уэйдом, Стивом Новаком и Трэвисом Денье. Мы выиграли с разницей 33 очка. Поэтому на финальный матч мы выходили в статусе фаворитов. Мы знали, что нам надо остановить Кармело Энтони, но никто не ожидал, что разыгрывающий Сиракьюз Джерри Макнамара в первой половине забьет шесть трехочковых. Мы были шокированы. Мы не знали этого игрока, откуда он взялся. Не хочу никого обидеть, но мне кажется, что после той игры он больше не играл на высоком уровне. Мы очень часто вспоминаем ту игру с ребятами. Но признаюсь, что ни разу не пересматривал финал. Он принес мне много негативных эмоций.

— Это было тяжелейшее поражение в вашей карьере?

— Я бы сказал — самое запоминающееся. Каждый игрок мечтает победить в HCАA. Но тогда и сейчас я понимал, что это баскетбол и ты не можешь постоянно выигрывать.

— В университете Канзас учился Томас Робинсон. Как думаете, почему он не смог заиграть в России? Чего ему не хватило?

— Имея солидный опыт игры в NBA, Томас рассчитывал стать первой опцией в атаке «Химок». Но у него не получилось. Во-первых, эта роль занята Алексеем Шведом, во-вторых, к европейскому баскетболу не так просто привыкнуть. К тому же несколько неприятных травм вывели его из равновесия. Томас потерял игровой ритм и так и не смог его восстановить. При этом я считаю, что Робинсон очень сильный центровой, способный стать лучшим на своей позиции в Европе. Ему надо просто дать чуть больше времени на адаптацию. Думаю, он заслужил второй шанс. Хотя не исключаю, что игрок вновь вернется в NBA.

— Леброн Джеймс неоднократно заявлял, что в НСАА надо платить игрокам. Как вы считаете?

— Понятно, что сама организация зарабатывает много денег за счет рекламы, привлечения крупных брендов, продажи билетов. Но я не сторонник того, чтобы платить зарплаты студентам. Тогда у них может пропасть стимул расти и пробиваться дальше. Вот когда ты станешь профессионалом и подпишешь контракт, тогда и будешь получать свои доходы. Мне кажется, это логично.

— Как вы оцениваете переход Леброна в «Лейкерс»?

— Я думаю, что это хорошо для NBA. В лиге возрождается великая команда с большой армией поклонников, за которую выступали такие звезды, как Мэджик Джонсон, Карим Абдул-Джаббар, Шакил О’Нилл, Джерри Уэст… С приходом Леброна «Лейкерс» вновь становится суперклубом. Не знаю, получится ли им с ходу стать конкурентами «Голден Стэйт», но думаю, что уже в сезоне-2019/20 команда будет реальным претендентом на чемпионство.

— Переход Демаркуса Казинса в «Голден Стэйт» сделал команду непобедимой?

— Сложно сказать. У Демаркуса была тяжелая травма, и как быстро он восстановится от нее и выйдет на привычный уровень — не известно. При этом «Голден Стэйт» точно не стал слабее. А это команда, где собрано много снайперов, которые наказывают соперника за любую оплошность. На мой взгляд, они вновь фавориты сезона.

 

Автор:
Тимур Ганеев и Александр Невзгода
|
iz.ru
Добавил:
rishon63
Комментарии:
Автор
Сообщение
MVZ-22
Михаил
21.08.2018 12:05
#
интересное вью...несмотря на всю критику, один из лучших легионеров в истории Уникса
felix-r
felix-r
13.11.2018 03:33
#
Почему только на Земле? Во всей галактике!
Создание сайта —
webkrokus.ru